10:09 

День 7. Способности - 1

Миры Лукьяненко. Фест
Название: Незапланированное лето
Автор: Анонимен до окончания недельки
Бета: Анонимна до окончания недельки
Канон: Линия грез, Императоры иллюзий
Размер: 3923 слова
Пейринг/Персонажи: Вячеслав Шегал/Император Грей
Категория: джен, слэш
Рейтинг: R
Краткое содержание: посещение перспективной планеты заканчивается для Грея совсем не так, как он ожидал
Примечание/Предупреждения: ООС, преканон. Технику джень еще не придумали

Планета не понравилась Грею сразу. Такое бывает, только видишь человека и понимаешь — он тебе не нравится. Со всем остальным, включая планеты, точно так же. На самом деле, первое впечатление не всегда бывает верным, но избавиться от него всегда очень трудно. Планета называлась Саммер — лето. Наверняка официально добавлялась еще пара букв и цифр, но Императору ее представили, как просто Саммер. Мельком пробежав галопленки, Грей не увидел ничего интересного: леса, водопады, пара морей, в целом снято было красиво, но менее скучным место от этого не становилось. Свое название планета полностью оправдывала, климат здесь напоминал террийские тропики, а поверхность — террийские же джунгли.

Однако на сегодняшний день Саммер значилась как одна из самых перспективных и быстроразвивающихся планет человеческого сектора. В отличие от своих собратьев, первые переселенцы не пошли по простому пути выкачивания из планеты ресурсов, а создали исследовательские лаборатории и все силы бросили на науку. И не зря. На основе местных растений ученые разработали несколько полезных соединений и запустили их производство в промышленных масштабах. Новые материалы нашли самое широкое применение, начиная от строительства и заканчивая военной отраслью. За каких-то десять лет планета превратилась из заштатного мирка в едва ли не лидера человеческой экономики, имела многолетние контракты с имперским флотом и обеспечивала рабочие места гражданам Империи. Разумеется, все это не могло остаться без внимания и поощрения Императора.

Посещать подающие надежды миры было одной из традиций Грея. Обычно он ждал, пока накопится с десяток и устраивал своего рода турне, заодно отдыхал от Терры и подчас заводил новые приятные знакомства. В этот раз других подходящих миров не нашлось и пришлось лететь через пол галактики ради одного. Грей не мог точно сказать, что именно ему не нравилось в этой планете, просто ничего интересного он от нее не ждал, и это раздражало.

Однако едва Грей ступил на гладкое покрытие космопорта Саммер, то понял, что ошибся. Космопорт не был типовым и ни в чем не уступал террийскому. Пожалуй, в некоторых вещах даже его превосходил. Пол выстилали ровные квадраты интересного, слегка пружинящего материала, видимо, местного производства. Потолка не было, корабль приземлился не в док, а прямо под открытым небом. Хотя не совсем открытым — высоко над головой переливался защитный экран.

— Держу пари, вы ожидали хижин посреди леса, — засмеялся один из приветствующих Грея мужчин после того, как встречающие поднялись с колен.

Мужчину Грей видел на фото, когда просматривал материалы — местный мэр, что, учитывая всего один город на планете, равнялось президенту.

— Признаюсь, да, — Грей пожал ему руку. — Зачем здесь экран? Я читал, на поверхности можно жить.

— Можно, но не долго, — ответила ему женщина. Ее Грей тоже видел в документах, но кем именно она являлась, не помнил. — Слишком много местных элементов в воздухе. Сразу, конечно, не убьет, но если дышать им слишком долго, развиваются болезни легких и не только, так что мы предпочитаем купол и фильтры.

— Доктор Анна Бейл, — представил женщину мэр. — Она у нас отвечает за науку. Если хотите, может много всякого интересного рассказать.

По его виду стало понятно, что он не советует спрашивать. Грей и не собирался, он достаточно общался с учеными, чтобы не задавать в их присутствие вопросов о науке.

— Лучше покажите мне город, — решил он.

Город действительно был красив. Острые пики небоскребов соседствовали с зелеными — а также желтыми, красными, а кое-где даже синими — парками. Серые купола лабораторий перемежались спортивными полями, а те в свою очередь сменялись рядами маленьких аккуратных домиков.

— Вы любите оперу, Император? — спросил мэр, и Грей рассеяно кивнул.

Вечером сидя в опере и наслаждаясь представлением, Грей подумал, что все-таки ошибся насчет планеты. За день он посетил, кажется, сотню мест. Начали, разумеется, с вотчины мисс Бейл — научного центра. Однако вопреки ожиданиям, рассказывала мисс Бейл увлекательно, не вдаваясь в детали, а главное — недолго. Потом Грей побывал в местной школе, университете, музее, радио и телестанции. Он говорил с важными людьми, говорил с простыми людьми, говорил вообще без людей — запись обращения к народу Саммер. К концу дня Грей чувствовал себя уставшим, но вполне довольным собой.

***


Как гласила древняя пословица, утро добрым не бывает, даже если ты — Император. Грей поворочался в постели и недовольно прикрыл глаза рукой. Он никогда не был лежебокой, но вставать в восемь утра по местному — то есть в пять по привычному — времени было сложно, особенно после многих лет, проведенных в свободном режиме. Но вставать было нужно. На повестке дня стояло посещение рабочего поселка, то есть большого промышленного комплекса с несколькими тысячами рабочего персонала. Располагался комплекс в другом полушарии, и чтобы добраться хотя бы к обеду, вылетать нужно было засветло. Конечно, Грей мог позволить себе поспать еще пару часов, но тогда пришлось бы ночевать либо в промышленной зоне, либо на борту флайера, а ни то, ни другое Грея не устраивало.

Зевая, Грей поднялся на борт. Сегодня его сопровождал не мэр, а заместитель — руководитель того самого гигантского завода. Немолодой, сухопарый и очень медлительный мужчина. Грей предпочел бы видеть на его месте профессора Бейл, та хотя бы была симпатичной, но видимо, у нее нашлись дела поважнее. Может быть, они не ладили с начальником завода, а может, наоборот, решили, что каждый достоин внимания Императора. Размышлял над этим Грей недолго, изучать завтрак было интересней, чем рассуждать на тему отношений местной верхушки. Вместо кофе подали какой-то странный напиток, по заверению, не менее бодрящий, но не такой вредный. Про вкус тактично промолчали. Нет, было вполне сносно, Грей сказал бы даже вкусно, но сравнивать с кофе, конечно, не стоило. Особенно после того, как заместитель мэра откинулся в кресле и засопел. "Вот тебе и бодрящий эффект", — подумал Грей, но понял, что его самого клонит в сон. Он уже почти заснул, как что-то острое кольнуло его в шею. Грей вскрикнул, скорее от неожиданности, чем от боли, но через несколько секунд закричал во все горло. Боль начиналась от шеи, растекалась по венам, проникала в каждую клеточку организма. Еще через пару минут не осталось ничего, кроме боли.

***


Шегал пытался понять, что он чувствует, глядя на бледного, измученного офицера на экране. Не получалось. Услышанное просто не укладывалось в голове.

— Ты же шутишь? — спросил Шегал, понимая, что нужно быть совершенным психом, чтобы так шутить.

— Никак нет, сэр, — выкрикнул офицер, вытянулся в струнку, кажется, даже каблуками попытался щелкнуть.

"Парень явно на гране истерики", — понял Шегал, и видно, не зря, раз первым делом обратился к нему. СИБ и Щит были разными подразделениями, часто им доводилось работать вместе, но сферы их интересов обычно не пересекались, звания разнились, и офицеры друг другу не подчинялись. Формально Шегал не имел права отдавать приказы и требовать отчета от безопасников, но так случилось, что СИБ сама обратилась к нему. И правильно сделала.

— Тогда давай посмотрим, правильно ли я понял, — начал Шегал. — Вы потеряли Императора?

— Он отправился в местный поселок, и флайер пропал с радаров, — затараторил офицер.

— Вы что, отпустили его без охраны? — странно, но Шегал был спокоен, наверное, столько злости на СИБ в нем просто не помещалось.

— Стандартная охрана: оперативники СИБ плюс местные.

— И?

— Не выходят на связь.

— Поисковые отряды?

— Направили всех людей, что имелись в распоряжении. Прочесываем лес, начиная с места потери сигнала.

— аТан?

— Дежурим в отделении.

— Допросы местных?

— Проводятся.

— Флот?

— Расчетное время выхода на орбиту ближайшей группировки — четверо стандартных суток.

— Кто командует операцией?

— Пока никто, — офицер потупился. — Я сначала сообщил вам.

— Пока ты все делаешь правильно, — кивнул Шегал. — Сообщи руководству СИБ и действуй по их указаниям.

Офицер кивнул.

— Но если Император не объявится через пятеро суток — разносите на хрен планету.

Офицер судорожно сглотнул, но все же еще раз кивнул. Что бы там ни думала СИБ, мальчишка точно выполнит его указание. Шегал потер переносицу. Ну как можно было допустить похищение Императора на планете с одним-единственным городом? В случайную аварию или сбой системы коммуникаций Шегал не верил. Конечно, враги Императора исчислялись тысячами, покушения случались едва ли не каждый год, ничего удивительного в этом не было, но вот поразительно отвратительная работа СИБ просто выводила из себя. Независимо от исхода дела, полетят головы. Может, даже в буквальном смысле.

***


Не раз за время пути Шегал благодарил бога, судьбу, собственное чутье за то, что так и не отправился на Терру. От маленькой планетки, на которой он отдыхал, до Саммер ему удалось добраться за тридцать два часа. Это потребовало немалых ресурсов как корабля, так и его собственных. Прибыв на место, он проверил каналы: ничего существенно не изменилось, о местонахождении Императора все так же не было никакой информации. Допросы местной верхушки ничего не дали, похоже, они действительно ничего не знали о похищении. Тратить время на выслушивание извинений, просьб и заверений в непричастности Шегал не стал. Проще всего было высадиться и самому найти Императора. Вот только «проще» совсем не означало «легко». На планете имелось два поселения — город, откуда и стартовал флайер Императора, и промышленный комплес. Оба СИБ прочесала в первую очередь. Остальное же пространство планеты занимали леса, спрятаться в которых не составляло ни малейшего труда. Очевидно, похитители не пользовались техникой, иначе их давно засекли бы со спутников, но и по старинке прожить в лесу можно очень и очень долго. Шегал не раз это проверял на собственной шкуре.

Первым делом Шегал подготовился. У него в запасе было не больше трех суток, а взрывать планету не хотелось. Из-за подобных вещей покушения на Императора и происходят. Сначала Шегал вшил под кожу несколько капсул: стимуляторы, антитоксины, яд, на случай, если его возьмут или он потеряет все остальное. Затем оделся в легкий десантный костюм — еще не полноценная броня, но защищает от повреждений и помогает эффективнее использовать мышечную силу, — прочные сапоги и плащ с терморегуляцией, который при желании мог служить и спальным мешком, и палаткой. Затем собрал рюкзак — только необходимое, чтобы вес не выходил за рамки оптимального — сухой паек, компас, вода и внушительный запас шприцов с самой разнообразной химией. В любом случае уходить он будет через аТан, а значит, щадить организм нет никакого смысла.

Самым сложным было выбрать место для посадки. Однако у Шегала было кое-что, чего не имелось у СИБ — миклонский анализатор. По крайней мере, человек, продавший его Шегалу, утверждал, что миклонский. Анализатор решал задачи. Не с непогрешимой точностью, но решал, и в отличие от человеческих компьютеров никогда не жаловался на нехватку данных. Единственный его минус состоял в том, что ни один ученый, к которому обращался Шегал, не смог понять принцип работы, что делало прибор не пригодным к воспроизведению в промышленных масштабах. Шегал не особо расстраивался и с удовольствием пользовался им единолично.

После введения всех имеющихся данных, прибор показал квадрат, довольно обширный по площади, но куда меньший, чем целая планета. Если верить СИБ, квадрат этот они уже проверили и ничего не нашли. Оснований не верить СИБ у Шегала не было, а вот сомневаться в их компетентности — очень даже, поэтому он ввел координаты на границе квадрата, разместился в капсуле и задал команду "спуск".

***


Боль. Сколько же о ней сказано, написано, спето. И все это полнейшая ерунда, потому что о боли не надо говорит, писать, петь. Боль надо почувствовать всего один раз и уже не потребуется о ней говорит или петь, ты и так будешь знать, что это такое. Грей перестал понимать, что происходит, где он, кто он, за что ему все это. Иногда он пытался бороться, но боль была слишком сильной, чтобы терпеть. Иногда ему давали передышку. Всего несколько минут, чтобы поменять флакон капельницы — старомодного резинового шнура, идущего прямо в вену. Тогда Грей умолял, приказывал, обещал, требовал, угрожал, но его не слушали, клапан в трубке открывался, и Грей снова погружался в боль.

Как все прекратилось, Грей не понял. Нет, боль не прошла совсем, по правде сказать, она даже меньше не стала, просто изменилась. Грей не смог бы внятно описать, но теперь, по крайней мере, ее можно было терпеть.

— Ты знаешь, что тебе дают? — голос прозвучал совсем близко.

Грей попытался ответить, но лишь промычал что-то бессвязное. Потом он почувствовал, как стало легче дышать, и с языка пропал мерзкий резиновый вкус. Кажется, все это время у него во рту был кляп.

— Пожалуйста, — прохрипел Грей.

— Ладно, попробуем универсальное.

Грей попытался сфокусировать взгляд, но вокруг расплывалась сплошная темнота. Шею укололо, странно, что он смог это почувствовать. По коже будто прошлись наждаком, Грея замутило, но действительно стало немного легче. Он снова попытался рассмотреть, что происходит, на этот раз получилось лучше — размытое пятно обрело контуры человека, однако осталось таким же темным, едва различимым. "Ночь", — понял Грей.

— Ты меня понимаешь? — его похлопали по щекам. Грей приложил усилия и кивнул. — Хорошо. Я не смогу тебя отсюда вынести, ты должен будешь спуститься сам.

Грей хотел ответить, но вместо этого лишь застонал.

— И желательно сделать это тихо, иначе нас заметят.

Что-то неправильное было в этих словах, но Грей слишком устал, чтобы думать. Он оперся о подставленное плечо, сделал несколько шагов, получилось на удивление хорошо. Дальше его заставили подниматься по лестнице, хотя незнакомец говорил, что надо спуститься. Грей не стал возражать. Потом они ползли по чему-то шершавому. Грей наверняка оббил все колени и содрал кожу на ладонях, но эта боль казалась даже приятной. Она была не такой всепоглощающей, как та. Как они спускались — они ведь должны были спускаться — Грей не помнил.

Он очнулся в лесу под деревом. Сначала Грей ничего не понял, он же должен был лететь в промышленный город, но потом память услужливо подсказала, как он провел последние несколько... кстати, чего: дней, месяцев, вечностей? Грей стиснул зубы и попытался подняться или хотя бы сесть ровно, получилось плохо. Болело, казалось, все, от сердца и до кончиков волос. Как вообще могут болеть волосы? Но они болели. Грей поморщился и огляделся: небо, едва проглядывающее сквозь кроны деревьев, деревья, деревья, деревья, человек. Напротив него сидел человек в порванном и местами опаленном плаще и перебирал содержимое рюкзака. Грей не сразу узнал своего спасителя, возможно просто не ожидал увидеть здесь именно его.

— Командер Шегал, — Грей ели ворочал языком.

— Император, — кивнул командер, как если бы они были на светском приеме, и вернулся к своему занятию.

— Как... Что... Почему... — Грей запинался, не зная с чего начать.

— Как вы себя чувствуете, Император? — Шегал на минуту оторвался от своего рюкзака.

— Хреново, — вот это Грей сказал вполне отчетливо. — Почему я до сих пор не в аТане?

— По ряду причин, — Шегал пристроил флягу на пояс, а остальное рассовывал по карманам.

— Назови хоть одну, — поинтересовался Грей.

Шегал смерил его странным взглядом. Грей не знал, что именно ему не понравилось, но от него мурашки побежали по коже.

— Мы в северном полушарии, соответственно попадем в отделение аТан северного полушария, а это непроверенные люди и нет гарантии, что они не в сговоре с вашими похитителями.

Грей хотел было возразить, что критерии приема работников в компании аТан очень строгие, но упоминание похитителей переключило мысли на другое.

— Кто это был? — спросил он.

— Не знаю, — Шегал пожал плечами. — Я не спрашивал. Все что я знаю — вас держали в лесном лагере под действием какого-то препарата. Что это было — галлюциноген?

— Боль, — мрачно ответил Грей.

— Это я тоже предполагал, — кивнул Шегал. — План такой: пересекаем экватор, оказываемся в южном полушарии, уходим через аТан.

Грей рассмеялся, и даже ему самому этот смех показался безумным.

— Боюсь, я не смогу пройти пол планеты.

— Половину и не надо, здесь чуть больше сотни миль. Идти, кстати, тоже не надо, я вас понесу.

Грей хотел снова рассмеяться, но понял, что Шегал серьезен.

— Все для Императора? Я тронут.

— Так будет быстрее.

В руках Шегала осталось несколько шприцов.

— Это...

— Стимуляторы, — первая игла вошла в бедро. — Разной направленности.

— А там есть...

— Анальгетики? — второй шприц. — Да.

— Дай мне! — Грей кричал.

— Нет, — Шегал смотрел ему прямо в глаза спокойным изучающим взглядом.

— Я твой Император!

— Мне нужнее, расстояние надо пройти меньше, чем за сутки.

— Я тебе приказываю!

Грей сам не понял, как на глазах навернулись слезы. Он презирал себя в этот момент, но ничего не мог поделать.

— Насколько сильная была боль? — Шегал присел рядом и заглянул ему прямо в глаза.

— Достаточно сильная, чтобы...

— Сойти с ума? — закончил за него Шегал.

Так вот что он хотел увидеть, не потерял ли Император рассудок.

— Поэтому ты не стал убивать меня сразу? Хотел убедиться, что в отделении аТан не оживет безумец вместо Императора?

— И это тоже.

— А если бы не убедился? Что бы ты сделал, вернулся и подключил обратно к той гадости?

— Не знаю, — ответил Шегал. — Это все равно не помогло бы, через двадцать семь часов на планету обрушатся мезонные бомбы.

— Когда мы вернемся, — прошептал Грей. — Я лишу тебя должности, всех привилегий и аТана. Хотя нет, аТан оставлю, чтобы ты дольше страдал.

— Как пожелаете, мой Император.

Шегал легко закинул его на плечо и побежал.

***


Их догнали у самой границы сектора. Шегал действительно не доверял северному отделению аТан, в южном, по крайней мере, дежурили СИБовцы, так что он до предела накачался стимуляторами и решил, что пробежка максимально снизит риск повторного захвата Императора и как следствие — мезонной бомбардировки планеты. Если бы он не успел, то просто убил бы Императора на исходе времени.

Преследователей он, конечно, тоже учитывал, но это был фактор, на который никак нельзя было повлиять, поэтому Шегал о нем просто забыл. Зря. Первый же выстрел пробил защитный костюм. Заряд попал в плечо, но Шегал продолжал бежать. Однако уже выстрел перебил ему голень. Боли Шегал почти не почувствовал, но тут же повалился на землю увлекая за собой Императора. Скатившись по крутому склону, Шегал наверняка сломал еще пару костей, но это его сейчас интересовало меньше всего. Правая рука висела как плеть и на попытки движения не отзывалась. Паршиво. Огнестрельного оружия у Шегала не было, нормальный нож он потерял еще при поисках Императора. А универсальный… Черт! Его тоже не оказалось, должно быть, выпал, или Шегал просто оставил его в рюкзаке — огромные дозы стимуляторов не самым лучшим образом влияли на мозговую деятельность. Конечно, Шегал мог пойти врукопашную и с одной рукой, вот только сейчас ему нужно было не сражаться, а убить Императора и надеяться, что тот воскреснет все-таки в южном отделении "аТана". А если нет, то, что северное не набито предателями.

— Что мы собираемся делать? — шепнул Император, подползая ближе.

Они укрылись за деревьями, но долго так прятаться не мигли. Шегал осмотрелся вокруг. Проклятье, он знал тысячу способов убить человека, но ничего подходящего в голову не шло. Свернуть Императору шею одной рукой не получится, по крайней мере, сразу и безболезненно, задушить тоже, да и страшная это смерть от удушья. Пробить чем-то голову или перерезать горло острым камнем? Можно, но... Шегалу не хотелось мучить Императора, хотелось сделать все быстро и четко.

— Помогите снять плащ, — велел он.

Император подержал рукав, пока Шегал высвобождал руку.

— Теперь костюм.

Несмотря на стимуляторы и анальгетики, Шегал едва не взвыл, когда костюм слетел с травмированной руки.

— Всегда было интересно, что ты делаешь на этих своих миссиях, — усмехнулся Император.

Шутил он или всерьез, Шегал не понял, но ему было не до того.

— Видите треугольную родинку на плече? — спросил он, дождался согласного кивка и продолжил. — Под ней — ампула с ядом. Действует мгновенно. Достаньте и проглотите.

— Х-хорошо, — Император запнулся. — Дай мне нож и...

— У меня нет ножа.

— А как...

— Зубами.

— Но...

Прямо над их головами пролетела пуля, вторая выбила фонтанчик земли в паре шагов.

— Быстро! — рявкнул Шегал.

Император не колебался. Он ринулся к Шегалу и вгрызся в его плечо, разрывая кожу.

***


Умирал Шегал долго. Он еще пытался сопротивляться, но получил пулю в живот и уже не смог подняться. Преследователи не стали задерживаться, бегло осмотрели мертвое тело Императора и поспешно скрылись. На Шегала они не обратили внимания — то ли сочли мертвым, то ли решили, что он не заслуживает их внимания. Рана в живот — паршивая вещь, от нее можно умирать несколько суток, но вымотанный стимуляторами и перегрузками организм столько не продержится. Кажется, где-то у него зашита еще одна ампула с ядом, но Шегал не помнил, где именно, да и была ли она вообще. К тому же, убивать себя Шегалу не хотелось. Что бы там не говорили, но делать это самому всегда страшнее. Шегал инстинктивно зажимал рану рукой, хотя сил почти не осталось, а кровотечение явно не остановится. Он смотрел в небо. Местное небо было красиво, пусть и почти полностью пряталось за ветвями.

В какой момент чистое голубое небо в обрамление зеленых веток сменилось серым потолком "аТана", Шегал не заметил. Ни имени, ни номера у него не спросили. Шегал надеялся, что это из-за ожившего недавно Императора, а вовсе не из-за причастности к заговору. Однако, вместо работника аТан Шегала встретил офицер СИБ, и Шегал наконец успокоился.

— Сэр, Император в безопасности и под бдительной охраной, — отрапортовал он.

— С вами нельзя быть в безопасности, — проворчал Шегал.

Голова прояснилась, лирическое настроение испарилось, предстояла долгая работа по захвату похитителей, допросам, выяснению всех причастных.

— Император велел доставить вас к нему немедленно.

А может, и не предстояла, по крайней мере, не Шегалу. По пути в гостиницу, ставшую на время резиденцией Императора, Шегал отметил на карте все известные ему координаты, и лесной лагерь, и место, где они с Императором ушли. Группы захваты отбыли еще до того, как Шегал сошел с флайера.

Император был один на этаже, если не во всей гостинице.

— Что так долго? — бросил он вместо приветствия.

— Отдыхал, — ответил Шегал.

Император смерил его мрачным взглядом, но уточнять не стал. Он расхаживал по комнате со стаканом чего-то явно крепкого в руке. Он помолодел и постройнел после аТана, одежда на нем болталась.

— Надо бы тебя обо всем расспросить, но вот не поверишь, совершенно не хочется, — он подошел ближе. — Хочется… не знаю, дать тебе в морду?

Его руки тряслись, лед в стакане тихонько позвякивал. Шегал осторожно перенял его из ладоней Императора, тот выглядел жалко — молодой мужчина с глазами, полными боли, физической боли.

— Это пройдет, — сказал Шегал. — Новое тело быстро забывает. Я знаю.

Император сделал шаг вперед, уткнулся лбом ему в шею. Он не плакал, но Шегал все же обнял его и успокаивающе погладил по голове. Император стоял так недолго, он поднял голову, но вместо того, чтобы отстранится, подался вперед и поцеловал Шегала. Это было настолько неожиданно, что Шегал не успел отреагировать. Так и стоял статуей, пока Император его целовал.

— Идем в кровать, — Император потянул его за собой.

— Не стоит, — попытался возразить Шегал, но, все равно, последовал за ним, на ходу стягивая куртку и рубашку.

— Почему же? — выдохнул Император, увлекая его на постель. — Ты не хочешь?

Шегал хотел, давно и безнадежно, но оказаться в постели Императора хотели многие, а сам Император хотел только избранных. Шегалу всегда казалось, что у него нет шансов, да и он совсем не во вкусе Императора.


— Это все аТан, — прошептал он, отрываясь от губ Императора. — Новое молодое тело, гормоны...

— Без разницы, — Император уже расстегивал брюки.

Действительно, какая разница, если двое людей хотят друг друга, то неважно, что стало причиной — спасение от похитителей или молодое тело.

Первые мысли Шегала о том, что надо бы остановиться, очень быстро пропали сами собой. Вообще все мысли пропадали, когда Император обнимал его, прижимался ближе, позволял себя трогать везде, где вздумается. Шегал двигался медленно, осторожно, хотя помолодевший Император был вовсе не хрупким мужчиной. Его пальцы впивались в плечи и спину Шегала, наверняка оставляя синяки, в то время как сам Шегал покрывал поцелуями его шею, грудь, все, куда мог дотянуться. Император крепко обхватывал его коленями и тихо ругался сквозь зубы, когда Шегал медленно входил в него. Император прогибался в пояснице, тяжело дышал, но подавался навстречу, ловя ритм, когда Шегал двигался в нем. Император кусал Шегала в плечо, когда кончал под ним.

***


— Почему мне с тобой так спокойно?

Грей расслаблено лежал в кровати, уронив голову на грудь Шегала. Давно у него не случалось секса с мужчиной. Скажи ему кто-то еще неделю назад, что это будет командер Шегал, Грей только рассмеялся бы. Однако сейчас тот казался почти идеальным любовником. Редко сиюминутные желания совпадают с возможностями. Даже у Императора.

— Не знаю, мой Император, — смущенным командер не выглядел.

— Мне нравится, как ты называешь меня "мой Император".

— Вас все так называют.

— Но мне нравится, как это произносишь ты.

Шегал не ответил, он молчал, может, что-то обдумывал, а может, просто задремал.

— На что ты готов ради меня?

— На все, — нет, все-таки не спал.

— Любая планета, ситуация, безвыходное положение?

— Да, — ни секунды колебания.

— Почему?

Подобные клятвы Грей слышал регулярно, многие их даже держали, некоторые подтверждали на его глазах. Но почему-то поступок и слова Шегала казались особенными, возможно, действительно виновато дурацкое молодое тело, полное гормонов и эндорфинов.

— Потому что вы — мой Император.

Грей не стал уточнять, ответ показался ему вполне полным. Завтра эта ночь не покажется ему такой великолепной. Через пару недель он вернется на Терру к привычной жизни, любимым развлечениям и молодым любовницам. Через пару месяцев он забудет всю эту историю. Грей закрыл глаза. Нет, он точно никогда этого не забудет. И точно никогда не отпустит от себя Шегала.

Вопрос: Сказать автору "Спасибо"
1. Спасибо!  22  (100%)
Всего: 22

@темы: Неделька творчества

URL
   

Миры Лукьяненко. Фест

главная